Радуцкий Марк (aezrach) wrote in nasha_pravda_il,
Радуцкий Марк
aezrach
nasha_pravda_il

С точки зрения международного права

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ В ИЗРАИЛЕ И АЛЬТЕРНАТИВЫ.

ПРЕДИСЛОВИЕ ДЛЯ РУССКОЯЗЫЧНОГО ЧИТАТЕЛЯ

Перед вами сборник статей видных востоковедов и ведущих израильских политологов, посвященный возможным аспектам решения палестинской проблемы и анализу риска, который кроется в предпринимаемых политиками шагах. Сборник включает также подробный исторический анализ проблемы. Статьи были написаны и опубликованы в течение последних десяти лет. С тех пор в регионе произошли изменения- смерть Арафата, победа ХАМАСа на выборах в Палестинской Автономии, но предлагаемые вашему вниманию материалы по-прежнему сохранили свою актуальность.

Перевела на русский язык Тамар Белицки

ОГЛАВЛЕНИЕ.

Предисловие – проф. Рафаэль Исраэли.



До самороспуска Лиги Наций в 1946-м году Британская империя на мирной конференции в Сан Ремо в 1920-м году получила мандат на Палестину общей площадью в 45,820 кв.км. по обе стороны реки Иордан, который был утвержден Лигой Наций в 1922-м году. Ее границы пролегали от Средиземного моря на западе и до Ирака на востоке. Все иорданское королевство, между прочим, находилось внутри границ Палестины.
Заиорданье именовалось в документации Лиги Наций «Заиорданским округом Палестины» вплоть до последнего заседания Лиги Наций 18-го апреля 1946-го года. Мнение, которое приводят иногда, будто бы было выведено Заиорданье из под мандата на Палестину в 1922-м году – ошибочное мнение.
В наше время намеренные искажения в терминологии, используемой при обсуждении палестинского вопроса, привели к тому, что сперва журналисты, а потом дипломаты стали называть «палестинцами» арабов-беженцев или потомков этих беженцев с территорий, которые теперь принадлежат государству Израиль или же арабов «Западного Берега» и сектора Газы. Такое использование понятия «палестинцы» не оправдано ни с исторической точки зрения и ни с точки зрения международного права. Понятие «Палестина» относится только целиком к подмандатной территории времен окончания первой мировой войны – и это сейчас: государство Израиль, королевство Иордания и районы, о которых идет спор между ними. У понятия «Палестина» не было никакого ясного географического определения и оно не имело никакого государственного или политического лица до первой мировой войны. Поэтому, «палестинцы» - это все люди – евреи и арабы – проживающие или имеющие право жительства на территории бывшей подмандатной Палестины как это было определено в 1920-м году, утверждено Лигой Наций в 1922-м году и оставалось без изменений в течение всего времени существования Лиги Наций до 1946-го года. И королевство Иордания и государство Израиль – это государства, которые получили в наследство территорию подмандатной Палестины: арабское палестинское государство и еврейское палестинское государство, «наследники» турецкого владычества согласно постановлению Лиги Наций.
Верно, что международное право и исторические факты не всегда имеют вес в политике государств, но невозможно отмахнуться от этого, если мы хотим понять поднятую здесь проблему. Это представляет собой обширное поле для современной дипломатической деятельности. Можно предположить, что существует возможность разъяснить даже народам, правительствам и интеллектуалам стран третьего мира, что принятие решения о создании еврейского государства является интегральной составляющей движения во всем мире к национальной независимости, которое привело к возникновению двадцати арабских государств и одного еврейского государства.
Поэтому не виновато государство Израиль в том, что не существует арабское государство под названием «Палестина». Это совершенно ничего не означает, так как большая часть Палестины находится под арабской властью и проживают там палестинские арабы. На самом деле, со времен окончания срока действия британского мандата на Палестину, речь идет только о внутренней арабской проблеме, зависящей от взаимоотношений арабов Палестины с королевской властью Иордании. Причем, нет никакого сомнения, что не меньше 85-ти процентов палестинских арабов проживают в настоящее время на территории подмандатной Палестины в прошлом.
Поддержка в палестинском вопросе, как это получило свое выражение на совещаниях в Каире, Алжире и Рабат-Амоне, направлена по сути своей к продолжению нападок на Израиль вместо того, чтобы признать в Иордании арабское палестинское государство, чем оно и является на деле. И в отношении земель и в отношении палестинского народа это верно как для короля Хусейна так и для его наследника, короля Абдаллы.
В своих воспоминаниях Хусейн писал: «И Палестина и Иордания были раньше под властью британского мандата, но как писал мой дед в воспоминаниях, они на самом деле не были отдельными государствами. Находясь на восточном берегу Иордана, представляла собой Иордания тыл Палестины».
Когда спросили Арафата, каково его мнение по поводу государства на Западном Берегу (при первом обсуждении в ООН вопроса о «арабо-палестинской независимости»), он ответил Арику Руло: «Сторожевые псы бунтовщиков проснулись и мы попали в трудное положение, но рыбы в мутной воде не смогут расколоть наш народ на обоих берегах Иордана несмотря на искусственные границы, проведенные правительством Уинстона Черчиля пятьдесят лет назад».
При своем посещении Иордании, сказал Арафат, что ООП будет бороться с Израилем во имя пан-аравизма. Еще он добавил: «То, что называют «Заиорданьем» - ничто иное как «Палестина». Такой взгляд на Заиорданье все еще не изменился, хотя он явно вступает в противоречие с утверждением, что уничтожение государства Израиль - необходимое условие для обеспечения национальной независимости палестинских арабов. В тот самый день, когда Арафат вылетел из Каира в Нью Йорк произносить свою речь на всеобщей ассамблее ООН, он передал студенческой конференции в Багдаде послание (согласно аль-лива, Бейрут), в котором была следующая фраза: «И Иордания и Палестина принадлежат нам, мы построим наш национальный дом на обеих территориях после того, как они освободятся от присутствия там Израиля и иорданских реакционных властей». В то время, как мировая общественность отмахивалась от атак ООП на Израиль, в особенности после решения в Рабат Амоне назначить ООП единственным представителем палестинских арабов, угроза иорданскому престолу была весьма серьезна.
Лондонская газета «Экономист» называла всеобщие выборы в Иордании «бомбой замедленного действия», которая со временем взорвется. «Больше половины избирателей – палестинцы, как же они будут выбирать правительство Иордании, если их самих представляет Организация Освобождения Палестины? С другой стороны, лучше было бы уговорить Хусейна оставить роль «гостеприимного хозяина» для «беженцев» и подтвердить тот факт, что Иордания – это арабское палестинское государство точно в той же степени, как Израиль – это еврейское палестинское государство».
Что же произошло 16-го сентября 1922-го года? Что это за дата, играющая столь серьезную роль уже десятки лет при обсуждении палестинской проблемы? То, что сумело затмить глаза и затуманить головы журналистам и политикам, про которых известно, что в других областях это весьма знающие люди и к тому же имеющие совесть? Как ни странно, таких людей среди израильтян и на западе больше, чем среди арабов.
Напрасно будет искать дипломат или ученый в документах Лиги Наций или в любых других архивах доказательства того, что в 1922-м году, или в любом другом году до 1946-го года произошел: «разрыв» между Заиорданьем и Палестиной, «раздел» Палестины, был дан отдельный «мандат на Заиорданье», или предоставление «независимости Заиорданью» или что-либо похожее на это, нашедшее широкое отражение в литературе Ближнего Востока.
Заиорданье оставалось всегда частью Палестины и мандат на Палестину подразумевал всю территорию полностью. Что же произошло? Наряду с параграфом №25 положения о мандате, где идет речь о создании «Национального еврейского очага» на территории Палестины, спустя два месяца после утверждения мандата на Палестину Лигой Наций в июле 1922-го года получила Британия согласие Лиги «отложить или отменить» решение о создании «Национального еврейского очага» на «территории к востоку от Иордана и вплоть до восточной границы Палестины». На том месте, которое в документах Лиги Наций называется «область Палестины за Иорданом», было образовано управление в рамках мандата на Палестину во главе с Амиром Абдаллой, братом короля Ирака Фейсалом. Образование сионистских поселений на территории за Иорданом было прекращено на законном основании. Но все это не означало, что на законном основании было отделено Заиорданье от Палестины в том, что касалось арабского населения страны. Не было там отдельного правительства, как это было в Сирии и Ливане, где предполагалось способствовать развитию двух отдельных государств. Палестина должна была оставаться единым государством.
Заиорданье по-прежнему принадлежало к подмандатной Палестине и подчинялось верховному британскому наместнику в Иерусалиме. По международному праву жители Заиорданья считались палестинцами и при передвижении с места на место были под защитой наместника. Большинство населения Заиорданья составляли бедуины и они свободно передвигались между восточным и западным берегами Иордана. Многие палестинские арабы из Заиорданья жили и кормились в таких местах как Хайфа, Яффо или Иерусалим, некоторые – сезонно, а некоторые – постоянно. Прекращение строительства сионистских поселений за Иорданом не привело к отделению восточного берега от Палестины, но обеспечило ему арабо-палестинский характер.
В связи с усилением сионистского влияния и постоянными столкновениями между интересами евреев и арабов в сопровождении комиссий по расследованию, обсуждений в парламенте и публикований в газетах, внимание общественности сосредоточилось главным образом на Палестине к западу от Иордана. Начиная с 1922-го года все больше и больше под Палестиной понималась та часть подмандатной Палестины, которая была связана с Национальным Еврейским Очагом.
В 1937-м году палестинская государственная комиссия в своем отчете об основах арабо-еврейского конфликта подтвердила, что вначале Заиорданье входило в планируемый Еврейский Национальный Очаг в подмандатной Палестине. Тот факт, что туда был закрыт доступ евреям для поселения, не понимался таким образом, что нужно рассматривать столкновение арабов с евреями только в связи с территорией к западу от Иордана, а не с территорией всей Палестины целиком. Государственная комиссия давала свои рекомендации касательно всей Палестины включая Заиорданье, а в рамках своих предложений по разделу Палестины присоединяла Заиорданье к арабским частям на западном берегу Иордана и даже предлагала провести обмен населением между арабским и еврейским государствами, которые планировалось создать.
С точки зрения международного права никогда не было ни тени сомнения в принадлежности Заиорданья Палестине. Британия, пытаясь успокоить национальные арабские чаяния или польстить Амиру Абдалле, иногда позволяла себе в речах или даже в некоторых документах туманные формулировки. Но в рамках международного права Заиорданье было под контролем Лиги Наций, а точнее, постоянной мандаторной комиссии Лиги Наций. Заиорданье было постоянной темой в ежегодном списке для обсуждения палестинских проблем; к примеру, всегда можно было найти его, скажем, между темами «здравоохранение» или «образование».

Вот два примера, касающихся мандаторной комиссии в Лиге Наций. Первый пример: в июле 1926-го года, почти через четыре года после принятия постановления о Заиорданье в 1922-м году, во внутренней документации Лиги Наций говорится, что «это постановление не меняет дело с точки зрения мандата на Палестину», и поясняется – в связи с тем, что зашла речь о передаче мандата – как надо писать? «Мандат на Палестину» или «мандат на Палестину и Заиорданье»? Решили написать: «мандат на Палестину».
Второй пример: в Совете Лиги Наций в октябре 1928-го года состоялась дискуссия по поводу февральского соглашения между Заиорданьем и Великобританией, представленного верховным советником – в соответствии с отчетом мандатной комиссии перед Советом – соглашения, пробудившего сомнения, в праве ли с точки зрения закона Заиорданье заключать отдельный договор с Великобританией в рамках ее мандата на Палестину. После продолжительного обсуждения и вследствие официального заявления представителя Британии, что «мандат на Палестину распространяется по-прежнему на Заиорданье» и что власть Амира носит только административный характер, принял Совет Лиги Наций следующее решение: «В том, что касается соглашения от 20-го февраля 1928-го года между Великобританией и Заиорданьем, Совет заносит в протокол заявление представителя Великобритании, согласно которому ее правительство несет на себе ответственность перед Лигой Наций за мандат на Заиорданье в рамках палестинского мандата и признает, что договор этот соответствует принципам мандата, полная сила которого остается без измения».
Усилия Лиги Наций и, в частности, ее постоянной мандатной комиссии обеспечить цельность Палестины как единой страны, основывались в основном на юридических предпосылках. Но кроме того, они основывались также на понимании особого характера Палестины и на политическом чутье, которое подсказывало, что арабо-еврейское противостояние заслуживает как можно большего внимания.
В конце концов, сопротивление Соединенных Штатов резкой анти-сионистской политике, проводимой британским лейбористским правительством, заставило министра иностранных дел Британии, Эрнста Бевина, принять решение в период между самороспуском Лиги Наций и рождением ООН исключить полностью проблему Заиорданья из палестинской проблемы.

Правительство Этли-Бевина было против настоятельного требования президента Трумена дать разрешение на въезд в Палестину определенному числу евреев, уцелевших в нацистских лагерях. У него были все основания опасаться в 1945-м году пересмотра положения Заиорданья, ведь это могло привести к отрицанию утверждения англичан, что Палестина – слишком маленькая страна, чтобы принять уцелевших евреев Европы. А это могло принести вред далеко идущим стратегическим планам британского министерства иностранных дел в отношении будущего Палестины и роли арабского легиона генерала Галаба в Заиорданьи. Ведь в ноябре 1945-го года была учреждена англо-американская следственная комиссия, заседания которой должны были начаться в декабре и продолжиться в январе в Лондоне, а затем пройти в Европе, Каире и в Палестине.
В задачу комиссии входило «изучить политические, экономические и общественные условия в Палестине и их влияние на проблемы еврейской иммиграции», а также «изучить положение евреев в тех европейских странах, где они стали жертвой нацистского и фашистского преследования». Эти задачи, по словам лидера лейбористской партии - «черезчур обширные, чтобы можно было позволить себе оставить без изменения отделение Заиорданья от Палестины, которое было грубой ошибкой британской политики».
Господин Бевин решил не рисковать. Он сделал решительный шаг и заявил о предоставлении самостоятельности Заиорданью в ближайшем будущем, пока комиссия не приступила к заседанию в Лондоне. Он надеялся помешать желанию комиссии включить в свое расследование также и восточный берег Иордана, как это было на заседаниях комиссии в Вашингтоне.
Если мы скажем, что этот шаг Британии - сомнителен, мы не скажем ничего. «Мандат не разрешает державе в рамках мандата передавать свои права народу, который она готовит к самостоятельности. Такой шаг означает изменения условий мандата», для которых необходимо согласие Лиги Наций. Постоянная мандатная комиссия и Совет Лиги Наций разработали ряд четких требований к моменту окончания действия мандата на Ирак в 1932-м году, в которых были перечислены необходимые условия для предоставления независимости. Но важнее всего, это - параграфы устава ООН за №77 и №80, где сказано, что незаконны любые попытки «менять каким-либо образом права стран или народов или же изменять договоренности, закрепленные в международных документах….».
По сегодняшний день юристы, специализирующиеся в международном праве, относятся к параграфу №80 как «палестинскому параграфу», так как его включение в устав ООН в Сан-Франциско было результатом работы еврейских представителей, старающихся защитить права евреев в рамках мандата в тот период времени, пока еще не были задействованы агентства ООН. Хотя содержание параграфа относилось к защите прав любых народов, находящихся под управлением мандатной администрации.
На заключительной сессии Лиги Наций в апреле 1946-го года в Женеве получило правительство Британии в свои руки право предоставления независимости части Палестины, это явилось как бы уже свершившимся фактом, как если бы у Британии был отдельный мандат на Заиорданье.
С протестом против предоставления независимости восточному берегу Иордана с точки зрения закона могли бы выступить представители Лиги Наций или ООН. Также могли бы выступить против - представители Еврейского агентства, опираясь на положение Заиорданья в рамках мандата, которое не было отменено ни пунктом №25 и ни пунктом №80 устава. А также мог бы быть выражен протест от лица государства, защищающего права арабов Палестины или евреев в рамках параграфа №80.

На самом деле, людьми, чьи интересы были совершенно не учтены в 46-м году, были арабы западной Эрец Исраэль, «палестинцы», как их называют в наше время. Впервые за всю историю были оторваны арабы западной Палестины от территорий к востоку от Иордана. Когда, менее чем через два года, по примеру своих вождей и представителей богатой прослойки населения, которые перебрались в Каир, Бейрут или Париж, оставила масса арабов свои деревни и хлынула на другой берег Иордана; эти люди уже не были палестинскими арабами, перешедшими жить с одного места своей родины на другое место, а считались чужими, беженцами, которых принимает «гостеприимная страна». Получилось так, как будто за два года между маем 1946-го года и маем 1948-го года родилась страна нового народа, Заиорданье, никак не связанная с Палестиной и палестинцами.
С тех пор подействовало такое искажение истории на видение и на действия политиков на Ближнем Востоке. Признание того, что Иордания – это арабское палестинское государство, могло бы в прошлом, также как могло бы сегодня, изменить взгляд на будущее.
Ничто не изменит тот факт, что хашемитское королевство Иордания - это, по сути дела, «палестинское хашемитское королевство Иордания». В этой роли она могла бы быть легитимным партнером Израиля в урегулировании палестинского конфликта, который является основой арабо-еврейского конфликта. Если вместо этого она будет продолжать отрицать свою бытность палестинским государством, она поставит под угрузу само свое право на существование. Вопрос заключается в том, есть ли у сына покойного короля Хусейна, Абдаллы, моральное мужество политика равное физическому мужеству отца, не говоря уже о понимании происходящего.
Правда в том, что признание Иордании - палестинским государством тут же выявит лживость версии арабо-еврейского конфликта, которая является базой для арабской пропаганды по сегодняшний день и ключом к успеху ООП. Тогда легенда об «отсутствии национального дома» для арабов разобьется вдребезги и с нею вместе упадет воодушевление арабских масс в странах арабского мира, оказывающее определенное влияние на политику своих правительств. Тем не менее, арабские лидеры, понимающие ход исторических процессов и, наверняка, желающие позабыть горечь конфликта – пусть даже только из понимания стратегической и экономической роли Израиля на Ближнем Востоке – могут быть партнерами в признании Иордании палестинским государством, если найдется кто-то, действующий в этом направлении при согласии и поддержке американского правительства.
Признание хашемистского королевства Иордании палестинским государством будет не только справедливым фактом, соответствующем истории и законам мандата, установленным Лигой Наций, но создаст реальную возможность сосуществования между независимым арабо-палестинским государством и еврейским государством.
На процесс установления мира и с точки зрения политики и с точки зрения психологии должен повлиять тот факт, что Израиль не занимает 12% территории Палестины с 1948-го года и 100% территории Палестины с 1967-го года, а занимает только 20% территории Эрец Исраэль, на которую был дан мандат Британии; при этом оставшиеся 80% территории остаются исключительно под арабской властью, жители которой являются жителями Палестины.
Право короля Хусейна в свое время и короля Абдаллы в настоящее время представлять интересы палестинских арабов должно вытекать не только из того, что происхождение многих арабов Иордании – из западной части Эрец Исраэль, но и по праву рождения, традиции, законов и истории их собственной страны.
Будет немаловажно для чести и будущего хашемитской династии, если она заявит, что в течение 25-ти лет мандата ей удалось сохранить арабский характер на четырех пятых территории Палестины. И теперь или она продолжит свою деятельность в направлении усилий для достижения мира между Иорданией как арабо-палестинским государством и Израилем как еврейско-палестинским государством? Или же она продолжит настаивать на сомнительном существовании прав иорданцев и прав палестинцев в отдельности, что не даст никакой возможности для установления спокойствия в регионе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments